• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: жизнелог (список заголовков)
16:32 

Жизнелог #6. Работа мну-шником. Смена у насоса

Прошу, не говори мне,/ Что с миром этим станет,/ Что тени сломлены во тьме,/ Что сказки умерли в тумане.
Не писал о предыдущих днях по причине их обыденности, хотя следовало бы находить вечером что-либо запоминающееся в прошедшем дне. Эх, тавтология…
Можно вспомнить разве что мою очередную ночную смену на Апанасе, которая изначально обещала быть спокойной и должна было быстро пройти, однако погода решила иначе. Днем у нас случилось резкое изменение температуры – неделю стояло около -5, а тут столбик термометра подскочил аж до +12. К вечеру начал подниматься легкий ветерок, не предвещавший пока что ничего плохого.
Но все изменилось, когда народ огня раз… Кхм, когда на часах показало 22:37. Я еще запомнил это время потому, что посмотрел на часы с подсветкой сразу после отключения света. На улице разбушевался такой сильный ветер, что вагончик, в котором я сидел, начинал дрожать от его порывов. Снаружи падали инструменты. Нужно было в первую очередь доложить горному мастеру и механику, но механики у нас в ночь не ходят, поэтому оставался только мастер. Так как телефон в этой яме у меня не брал, пришлось идти вверх по дороге минут десять, навстречу ветру, который то и дело пытался сбить меня с ног.
Поднявшись со дна карьера, я заметил, что у охраны света тоже нет. Кое-как я дозвонился мастеру и прокричал а том, что трансформатор замолчал и света у меня нет. Дело было сделано, и я вернулся в вагончик. Я не стал совсем закрывать дверь и по приходу обнаружил, что поликарбонат, заменявший стекло в окошечке, сломан и валяется на полу, а под креслом окопался пес Свич. Выгонять я его не стал, да и хлопот он мне в течение ночи не причинил. Подкинул угля в печку – в этот раз я научился ее и чистить быстро, и растапливать хорошо, поэтому замерзание мне не грозило. Залатать окно не получилось – любую заслонку выбивало порывами ветра, поэтому я так и провел всю ночь с кондиционированием и страхом, что вагончик перевернет. Раз семь, после особенно сильных порывов, я с беспокойством бегал к лодке, боясь, что ее сорвет с якоря и она уплывет, либо сдует трапы. Но все обошлось, и к пяти утра ветер стих.
А свет, к слову, сделался сам в мою следующую дневную смену. За мои выходные его не починили, а буквально за десять минут до приезда механика с электриками ТУ-шка загудела сама! Мужики предположили, что каким-то предметом закоротило провода на линии передач, а сейчас он упал.
- - -
Перейду, собственно, к тому, что я изначально хотел поведать – тоже о ночной смене, но уже недавней, с 7 на 8 ноября. Я еще дома чувствовал, что лениться и расслабляться мне ночью не придется, и чуйка меня не подвела. Получив наряд от механика, бригадир распределил нас двоих с Ваней на участок. Там кипела работа, активны были оба насоса, поэтому Ваня отправлялся в «яму» - самая нижняя точка карьера, где постоянно собирается вода. У него там был и вагончик, и обогреватель, и даже чайник, но отправился имен оттуда он потому, что днем всю смену стоял у поливочного – это то место, куда нынче поехал я. Даже в отметке на стал выходить, так с рюкзаком и покатил на вахтовке, потому что чуйка снова подсказывала мне так сделать.
Насос немного передвинули и теперь он располагался в зумпфе – специально вырытой яме для сбора воды. Моей задачей было убирать скапливающуюся воду, в то время как рядом работал экскаватор и вынимал уголь с забоя, который должен был быть осушен. Судя по всему, мужики с предыдущей смены только переставили насос, но воду не качали, потому что до дна зумпфа лодка дошла только к двум часам ночи. Все это время я находился на улице, возле него и на ногах. Контроль за уровнем воды осложнялся сильным снегопадом, из-за которого мой новый фонарик едва ли освещал борт лодки. Если лодка сядет на мель и насос станет качать воздух – мне об этом скажет водоворот у отверстия в этом борту. Можно было еще услышать изменение течения в трубах по перебою в журчании воды в них, но из-за белазов и экскаватора, работающих совсем рядом, это было проблематично.
В два часа экскаватор и белазы встали на обед, чем не преминул воспользоваться и я. Быстренько закинув в себя два коржика и молочный «снежок», я полез в лодку. По пути весь измазался в грязи, потому что спускаться к ней стало очень трудно из-за крутости ямы и того, что ее стенки осыпались. И вы помните, я выше упоминал снегопад? Он усугублял дело. Сам он закончился, но из-за лежащего слоя снега редкие скалы и камни, за которые я пытался цепляться, были скользкими. Кое-как я все же спустился, и, стараясь не думать о том, как же мне обратно-то вылезать, запрыгнул в лодку. Воды там было немного – три ведра. Судя по всему, подтекал сальник, и, исходя из того, что подставленное под один из них ведро было почти пустым, шкодил второй. На всякий случай подтянул оба, проверил болты и покинул борт. Вылезть из ямы оказалось делом непростым, но я все же преодолел эту трудность, ярко ощутив себя настоящим скалолазом с фонарем в зубах. К тому времени воды снова подкопилось, поэтому я откачал ее. И так продолжалось до шести утра. За этот период экскаватор успел засыпать мне якорный трос, отчего я потом не смог его достать, и лодка досталась дневной смене намертво привязанной к берегу. Насос по-прежнему мог качать, но при передвижке лодки придется трос обрезать. Еще экскаватор передвинулся дальше в забой, ему сделали дорогу и моей дополнительной задачей стало предотвращение затопления этой дороги. Вода стекала с другой стороны как раз ко мне в яму.
В начале седьмого утра мы все услышали грохот и шорох – с борта уступа, прямо под которым работал экскаватор, посыпались куски породы общим объемом, наверное, с три 50-тонных белаза. В общем, очень много. Один из камней попал в бок кузова загружаемого белаза, но не повредил его, так что он драпанул оттуда что есть мочи, экскаваторщик тоже дал по газам, насколько это можно на гусеничной машине, и поскорее выехал с забоя. Я решил, что нисколько не герой, и вместе с ними поднялся как можно выше. А борт все осыпался, правда, меньшими темпами. Тут же прилетел мастер на уазике, осмотрел забой, сказал: «ну его на..уй», распределил белазы по другим экскаваторам и забрал меня на отметку. Давно было пора, потому что, хоть ночью и было тепло, к утру я стал подмерзать.
На отметке я напился горячего кофе и отогрел ноги. А уже позже, после того, как переоделся, в первый раз сдал робу в чистку. Нам там нужно на ней написать опознавательные знаки корректором либо белизной и записать свою фамилию и этот код в журнале, чтобы потом мы же и смогли разобраться, где чья.
Дома же я поскорее позавтракал, помылся и завалился спать до четырех дня. Такая вот смена веселая :)

@темы: жизнелог

02:23 

Жизнелог #5. Будни и быт

Прошу, не говори мне,/ Что с миром этим станет,/ Что тени сломлены во тьме,/ Что сказки умерли в тумане.
А я все живу помаленьку. Скоро зарплата первая, я в предвкушении легкой обиды, что так работал, а столько получу :) В принципе, примерно я уже знаю сумму, но готов морально и к меньшей.
В прошлые выходные сам ремонтом машины занимался, печка дула горячим только в салон, а на стекло могильным холодом веяло. Оказывается, папа в прошлый раз (мы ее регулировали месяц назад) тросик недотянул. Еще раз убеждаюсь, что пусть я уж лучше сам сделаю, чем буду за ним доделывать, уже не впервые. Не говорю о нем ничего плохого, просто он эту машину совсем не знает, а я уже лучше него в ней разбираюсь. Ну и ручку новую сделал опять, посмотрю, на сколько этой хватит. А этот раз я взял с одной запасной тягу и рычажок, переклепал и подрегулировал в месте соединения самих тяг. Последней хватило на полторы недели :)
Дома окна перемыл, старый утеплитель, который износился, отодрал и новый наклеил. На кухне и в спальне еще нормальный, оставил на второй срок.
В игру D&D, на которую со знакомым ходил, так и не приглашают, хотелось бы и свою сделать, но играть не с кем.
Кошарик мой в хорошем самочувствии. Пузо немного отрастил, ленивая задница, теперь ему еду дозированно даю и стараюсь больше с ним играть, чтобы двигался и бегал, но когда на смену ухожу, все равно приходится насыпать, а то сожрет меня по приходу. Пока тепло, на балконе пропадает полдня, на перила не лезет, в крепости своей, в основном, сидит.
Вот так все вкратце обстоит, Шепчущий и читатели. Радостей вам)

@темы: жизнелог

16:55 

Жизнелог #4. Работа мну-шником

Прошу, не говори мне,/ Что с миром этим станет,/ Что тени сломлены во тьме,/ Что сказки умерли в тумане.
8:29
Утро выдалось немного торопливым, впрочем, я все равно успел на автобус. Завтра в ночь поеду на машине, ибо утром нужно оставаться по делам, и на рейсовый в девять утра я уже не успею в любом случае.
Бригадир хотел отправить меня на Апанас, потому что народу вышло в смену очень много, но начальство решило иначе. Я уж понадеялся, что посмотрю там все девять загруженных на телефон серий Коломбо, тем более я узнал, что света там нет и нужно было только за печкой и сохранностью кабеля следить. Однако позже выяснилось, что электричества там нет именно по причине того, что сам кабель сперли, и мастер сказал отправить туда Ренату - опытную уже работницу, дескать, территорию она знает хорошо, пусть ищет пропажу или следы воров.
А лично нам, шестерым (!) мужикам, дали наряд собирать трубостав с самого низа карьера и до его поверхности. Это, на минуточку, свыше ста сорока метров по крутым откосам. Шагающий экскаватор и грейдер помогут нам лишь на начальных, верхних уступах, а дальше уже придется самим. К этому всему еще нужно будет таскать кабеля и подключать их от трансформатора к насосу.
- - -
13:41
Сижу на отметке один. Недавно закончился обед, я с превеликим удовольствием уплел гречку с мясом и чай. Людям мой простой пирог понравился. Впрочем, как и конфетки, купленные в Ярче. Это дело все тут любят.
Несмотря на то, что до конца смены еще далеко, я уже очень устал. Дело а том, что бригадир дал мне задание сходить на поливочный насос - там, где заправляются белазы-поливалки, чтобы орошать дороги для борьбы с пылью. Она здесь вообще беда бедовая, появляется всегда и везде. Если дороги будут сильно запылены, то белазам будет запрещено работать, пока она не осядет. А она не оседает потому, что у этих белазов плотный траффик.

Но я отдалился от темы. Задание гласило, что мне всего лишь нужно было передвинуть задвижку с заправочной трубы на трубу, с помощью которой это озерцо, где стоит насос, хотели осушить. И затем ждать, пока насос не сядет на мель.
Все было не так просто. Прежде, чем запускать установку, я захотел удостовериться в ее исправности.

Представьте мой шок, когда я увидел, что лодка не привязана к берегу, якорный трос утоплен и до него не достать, деревянный трап тоже плавает в воде вне пределов досягаемости, а сама лодка дрейфовала метрах в шести от берега, накренившись так, словно сейчас утонет. Сразу вспомнились слова ночных сменщиков, когда они сказали, что с насосом все хорошо, они часа в три ночи ходили, залезали, воды не было, и установка исправно работала. После этого стали вспоминаться и нехорошие слова. Видимо, с этой работой мне от сквернословия не избавиться.
Сам берег тоже очень крутой, градусов 50-60, притом сыпучий и со скользкими скалами. Вот и пришлось мне сначала полчаса, почти сидя на земле, ногами сталкивать в воду всю эту кашу, чтобы создалась хоть какая-то более-менее ровная площадка.

После этого я смог дотянуться до трапа, сразу набрав в один сапог воды. Ох, и тяжелый же он был. Трапы у нас сами по себе нелегкие, а тут еще он и набух, что говорило явно не об одном часе его плавания в воде. Отчего можно было сделать вывод, что ночная смена здесь не появлялась.
Замарав свежевыстиранные штаны сразу же, я обнаружил, что трап привязан к лодке. Это хорошо с одной стороны, когда находишься на борту - можно его подтянуть и поставить нормально. Но плохо это было тем, что я с берега не мог не то, чтобы поставить его на борт, а вообще поднять или полностью вытащить на берег. Трап тянул за собой лодку, но та примерно в двух метрах от берега цеплялась за дно и подходить ближе отказывалась. Вспомнив еще пару ярких выражений и одно придуманное ругательство на фоксамирском, я кое-как, перевернув трап переборками вниз, закрепил его на берегу, чтобы отчаянно пытающаяся сбежать лодка не утащила его обратно в грязные холодные глубины озерца.

Пришел черед якоря. С помощью моих хитровыдуманных манипуляций с трапом он оказался гораздо ближе, но все равно на таком опасном уровне, что я просил всех знакомых по собственному мирку божков, чтобы я не свалился. Удача улыбалась мне, и вскоре после одной моей безуспешной попытки искупаться, якорный трос оказался у меня в руке. Дальше дело было за малым. Из-за большого крена лодки на корме, она подошла к берегу гораздо ближе, отчего я, закрепив трос за большой кусок выпирающей скалы, смог забраться на борт.

Аншлаг продолжался. Помните, я чуть выше писал про шок? Тут грянула вторая волна, когда я увидел, СКОЛЬКО было воды внутри. Насос был затоплен полностью, а электрический (!) двигатель уныло выглядывал из серой поверхности лишь на половину. Выхода не было, мне пришлось спуститься на дно лодки и утонуть в воде почти до колен. Вездесущая жидкость забралась внутрь сапог сразу же, и я осознал, что моему здоровью наступит пи..дец. Оставалась надежда на горячий чай с медом на обеде и очень горячий душ в мойке вечером. И еще не менее горячая ванна дома, куда я сразу возьму разогретое молоко с содой и маслом. И еще много чего...
Кое-как я нашел затонувшее ведро, оказавшееся частично дырявым. Сел на борт, вылил воду из сапогов, осторожно спустился на одну из труб внутри лодки - так хотя бы вода не заливалась в обувь. И принялся вычерпывать. Началось это в первой половине десятого.

Шел двенадцатый час. За бортом оказалось столько воды, что после пятиста ведер я сбился и перестал считать. Уровень упал настолько, что я даже мог стоять на дне лодки, не боясь, что вода снова попадет в сапоги. Я даже нашел ведро поновей, и вычерпывание стало более эффективным, когда часть воды не проливалась обратно на меня. Где-то через полчаса подошли мои коллеги, два человека, и удивились, как много воды они увидели. Я молча показал им еще не высохшие границы на внутреннем борту лодки и на двигателе. Их глаза стали больше. Потом они много матерились. Спустились ко мне, один взял у меня из рук ведро и стал черпать сам, а второй принялся учить меня менять сальники на насосе, ибо большая часть проблемы была из-за них - оттуда большими струями текла вода.

Поясню, что такое сальники и с чем их едят. Дело в том, что от двигателя к ротору насоса идет вал, посредством которого крутящий момент передается от одного устройства к другому. Вал не должен крепиться к корпусу насоса, иначе он изотрется, либо сгорит двигатеть. Подшипники здесь не используются ввиду работы с водой - они попросту проржавеют. Их заменяют сальники - знатно пропитанные смазочным материалом канатики. В несколько раз они обматываются вокруг вала в местах его крепления к насосу и держатся стальными муфтами. Со временем сальники изнашиваются и стираются, отчего появляется течь и падает давление жидкости в трубах.

Я отбил нужное количество сальников - это нужно для того, что изначально канатики круглые, а для облегчения их заталкивания мы придаем им более плоскую форму - и отрезал по необходимой длине. Ваня - один из коллег - открутил одну муфту и показал, как вытаскивать изношенные сальники. Я открутил вторую муфту и вытащил все остальные канатики. Пришел черед заталкивания новых. Дело было несложное, разве что очень неудобное - видимо, конструкторы не предусматривали, что их насосы будут когда-то чинить. Представляете, чинить насосы? Не выбрасывать после первой поломки и преданно покупать у них новые. А чинить! Кошмар какой.
Сальники были заменены, муфты вкручены на место, течь устранена. К тому времени второй коллега дочерпал воду, и в лодке стало сухо. Провести тестовый запуск не удалось - не было электричества. Мы выбрались из лодки и пошли на отметку обедать.

Чуть позже водитель белаза-поливочника сообщил мастеру, что загорелся кабель, ведущий к этому насосу. Вот буквально загорелся. Я еще ел, да и работу огромную проделал, к тому же в смене было очень много народу, поэтому меня оставили в покое и дали пообедать, а те мои коллеги, кто уже поел, поехали разбираться.
Вскоре они вернулись с новостями. Перегорели фазы, прицепленные к насосу - концы проводов. Насос работал на одной фазе, что для него, конечно, фатально, как и для всего кабеля. Воняло горелым и в самой лодке, что говорило о возможной кончине насоса. Пока еще не решили, по вине его затопления или того, что сгорели фазы. Втроем уехали разбираться. Мне бригадир сказал сидеть на отметке.
Двоих позже забрали на другую работу - восстанавливать и подключать насос в месте, называемом "1.3". Я туда еще не ездил и не знаю ничего. Мастер участка меня решил с собой не брать, дескать, двоих вполне хватит. Тоже велел сидеть здесь про запас. Думаю, мне пошло в плюс то страшное "больше пятиста ведер воды".

Я, не любя сидеть на работе без дела, прибрался, отмыл умывальник и теперь пытаюсь хоть немного просушить свои носки. Надеюсь, до вечера меня болезнь не хватит, и я не свалюсь в ближайшие дни с температурой.
- - -
20:52
Наконец-то в автобусе. К вечеру мы еще вдвоем с Иваном нарезали кувалдой стальной трос, отчего устали еще больше.
Еще у меня сильно разболелся левый глаз. Грешу на ячмень, но веко в порядке. Возможно, лопнули сосудики. Беспокойно.
- - -

@темы: жизнелог

15:40 

Жизнелог #3

Прошу, не говори мне,/ Что с миром этим станет,/ Что тени сломлены во тьме,/ Что сказки умерли в тумане.
Привет, дайри, привет, читатели. Все равно рад сюда возвращаться, несмотря ни на что. Накрепко пустил свои корни.
Пост сегодня будет кратким. За прошлые выходные и две смены ничего интересного не произошло, а повторяться постом о ночном дежурстве, которое прошло практически так же, я не захотел. Впрочем, и от этих выходных я не то, чтобы в восторге или бешенстве. Пролетели они быстро, сделал я мало. Навестил бабушек, отдал одной из них цветок Декабрист (а то совсем у меня он зачах, света в квартире мало, а подоконники узкие), вычесал кота, поглядел пару серий Коломбо. Похвастаться могу разве что получившейся вкуснейшей гречкой с мясом и приправами. Первое нормальное блюдо, приготовленное мной за последний месяц. А так бутерброды, лапша и пельмени с мантами.
Об остальном пока умолчу, чтобы снова все не забросить.
И еще возьму с собой на смену немного пирога к чаю :3

@темы: Жизнелог

18:11 

Жизнелог #2

Прошу, не говори мне,/ Что с миром этим станет,/ Что тени сломлены во тьме,/ Что сказки умерли в тумане.
Пробовал написать текст в духе повествования из Города грехов. Многие моменты сделаны намеренно слишком серьезно, но относиться к ним так не стоит

Я кручу в пальцах двухрублевую монету. По нелелепости верю в особую магию и мысленно прошу своего покровителя, чтобы смена была полегче. Потом придется расплатиться более тяжелым днем. Хисовское равновесие, справедливость Синеперой. Гармония всего.
Бабушка у входа в подземный переход не дает мне завершить ритуал. Молча отказываюсь от ее цветов.
Мне некому их дарить.
Спускаюсь по лестнице. Нескольким ступенькам не хватает кусков бетона. Белая хлипкая дверь легко поддается толчку и пропускает меня в тоннель, полный людей. Продавцы всякого шмотья и фруктов наперебой зазывают выгодными ценами. Все спешат по своим делам, лишь изредка останавливаясь возле них. Я покупал здесь гранатовый сок хорошему человеку за помощь в ремонте моей машины. Моего даймондбека. Скромная плата за такой благородный труд.
Я бросаю взгляд на коробки с лего из майнкрафта, проходя мимо ларька с игрушками. Когда-то мне хотелось его взять, чтобы носить в кармане маленького Стива или крипера и делать с ними забавные фотоистории.
Но то время прошло. Я не могу себе позволить даже киндер-сюрприз с богатырями или пони. Настали тяжелые времена. Времена взросления и смены работы, когда расчетные давно кончились, а до первой зарплаты еще очень далеко. Когда-нибудь я возьму себе этот чертов лего. Наверное, чтобы доказать себе, что я достоин.
Продавец кондитерских изделий в конце перехода снова узнает меня. Он помнит, как я покупал у него много раз вкусные мягкие вафли с нежным кремом. Покупал для своей бывшей.
Он улыбается мне, но знает, что я ничего не куплю. Я улыбаюсь в ответ, и он возвращается к своим занятиям.
Я поднимаюсь на поверхность, где меня встречают шум безумного движения автомобилей, безразличные лица ждущих свой автобус и последние лучи закатного солнца. Прохожу мимо всех этих людей, которые тоже безразличны мне. Уверен, что они забывают про парня в синей куртке и с рюкзаком, едва он оказывается за их спинами. Потому что я привык делать так же. Это ужасает меня, но и это чувство я скоро забуду.
Стою на бордюре, вдали от остановки. Достаю заговоренную монетку и еще пару минут уделяю своему ритуалу. Едва касаюсь монеты лбом и подбрасываю ее. Монета падает в траву недалеко от меня. Много раз это спасало положение дел, но окончательной уверенности никогда не было.
Я всматриваюсь вдаль, ожидая, когда из-за поворота покажется нужный автобус с синей надписью на борту. Я не звонил диспетчеру, чтобы меня забрали с остановки, но можно махнуть рукой, и водитель обязательно остановится. Так я и делаю, когда он подъезжает ко мне.
Пожимаю руку водителю в приветствии и благодарю его, затем сажусь на свободное место у окна. Двадцать пять минут я могу слушать музыку, но полностью отдаться ей мне не удается из-за мыслей о дневной смене.
Тогда я не смог оттащить лодку с насосом дальше на глубину даже с помощью экскаватора. Он не дотягивался своим ковшом, и я не мог передвинуть трубы. Мы сняли ее с мели, что требовало начальство, но она все равно осталась у берега. Из-за неуверенности в себе и внутреннего паникерства я винил в этом только себя и думал, что смена потом станет меня ругать.
Автобус довез меня до работы, как всегда, в то же время. Я показываю охраннику у турникета еще новый клочок бумаги в маленькой папочке. Пропуск на месяц. Потом придется ехать на выходном и получать постоянный.
Стою в очереди к медику. Всматриваюсь, дает ли она снова дышать в трубку, чтобы проверить, пьян ли ты. После одного случая дают дуть даже нам, насосникам. Но прибора с трубкой нет на столе.
Расписываюсь в журнале и поднимаюсь в раздевалку. Народу сегодня мало. Ночью нас всегда меньше, потому что не всякую работу можно выполнить с фонариком в зубах.
Переодеваюсь у своего шкафчика. Пора бы взять форму домой, чтобы постирать. Ее можно сдать и в местную прачечную, но после стирок вместе с робами водил вместо пыли и земляных пятен появляются масляные. Лучше замочить ее на пару часов, а потом постирать вручную или в машинке.
Закрываю шкафчик и иду на раскомандировку. В смену вышли четверо насосников. Нас хотели отправить собирать трубы, но благоразумный горный мастер матами отговорил начальство. Нельзя работать в ночь в таких местах, где у нас разобран трубостав. Иначе к утру смена сократится на четыре человека.
Двоих отправляют сторожить шагающие экскаваторы. Легкая работа, была бы розетка для телефона и чайник для чая. Некоторым нужна скамейка для сна.
Один из нас едет в Апанас. Сегодня обещали теплую ночь, так что ему не придется мерзнуть, как мерз я в прошлый раз. В душе расстраиваюсь, что туда не еду я. Скоро этот пост закроют насовсем.
Меня определили на отметку. Здесь днем собираются люди на обед и ожидают пересменки. Но ночью тут пусто. Разве что горный мастер может раздавать указания по рации, сидя за столом с кружкой чая. Но чаще всего он ездит по разрезу. Его мы видим редко.
Десять минут слушаю обсуждения приказов в игре про танки, немного участвую и обещаю восстановить свой аккаунт и вспомнить свой уровень там. Конечно, я не собираюсь этого делать. Мое игровое время всецело занято прохождением Масс Эффекта и редкими вылазками в Варфрейм. Для танков в моем сердце нет места.
Сажусь в вахтовку и доезжаю до одного из насосов. Поливочный. У меня было указание проверить его вечером и утром. Но сейчас здесь темно, и даже с фонарем я ничего сделать не смогу. Заякорю и посмотрю, как обстоят дела внутри лодки утром. Я лишь проверяю, что он на плаву и возвращаюсь на дорогу.
В ожидании вахтовки, едущей обратно, вытряхиваю из сапога целую горсть мелких камней, что набралась у меня, пока я спускался по крутому уступу.
Возвращаюсь на машине на отметку, которую в первый раз проехал сразу же. Тут никого, как я и предполагал. Только маленькая серая кошка, еще котенок, жадная до ласки и еды.
Я не взял для нее ничего. Но я замечаю, что в импровизированнной миске полно еды, поэтому успокаиваюсь.
Снимаю бушлат и шапку. Бросаю рюкзак на стол для сумок.
Грязная раковина, куски земли и пепел на полу не дают мне покоя. Я люблю чистоту в местах, где работаю.
Беру веник с совком и убираю всю эту дрянь. Бурчу не очень хорошие вещи про людей, которым наплевать на место, где они едят и отдыхают.
Очередь раковины. На ней нет ни губки, ни тряпки. Я отрываю кусочек от своей собственной драгоценной ветоши, намыливаю ее и отдраиваю поверхность. Раковина сияет белизной.
Удовлетворив свои бзики, я достаю кружку и коржик, наливаю себе чай. Открываю книгу Кинга и поглаживаю кошку, что забралась мне на колени. Не знаю, удастся ли мне поспать, но перед сном хочу выпить ряженки, что я купил в магазине перед сменой. Если ночь будет бессонной, тогда ряженка станет ночным перекусом. Утром меня ждет суп и поход на насос.
Ночь будет долгой.

@темы: жизнелог

05:26 

Жизнелог #1

Прошу, не говори мне,/ Что с миром этим станет,/ Что тени сломлены во тьме,/ Что сказки умерли в тумане.
Лады, последняя попытка вести записи. Хотя я не в лучшем настроении, чтобы что-то себе обещать. Тем не менее, просто записывай все, что делаешь, а не что собираешься делать. Что противоречит первому предложению. Все запутал.
Ночная смена, первая с момента устройства. Коллеги говорят, что раз нас много выходит - аж пять человек в смену - кого-то могут отправить домой и завтра нужно будет выйти в день. Этого мне не очень хочется, потому что надо со своим коллективом срабатываться, а не метаться из смены в смену. И, к тому же, у меня есть наметки планов на эти два выходных, что будут после ночи.
Готов почти ко всему: холоду, тяжелой работе или легкой смене, но вот к темноте не готов - потерял дома фонарь, что хотел взять. Уверен, что найду при уборке, но придется ее устраивать завтра после того, как посплю, чтобы не занимать понедельник.
- - -
21:28
Меня направили на самый отдаленный пост Апанас, докуда ехать на уазе только 20-25 минут. Здесь полная глушь, ближайшая цивилизация - пост охраны через пятнадцать минут ходьбы и деревня за почти пятью километрами холмов и низин.
Из инвентаря - небольшой вагончик со скромными удобствами, незамолкающий трансформатор и лодка с насосом, которой откачивать водоем не меньше двух лет. Живет здесь и пес Свич, еще щенок, которого нашли в лесу визжащим около полугода назад. Прикормили, будку сделали, подкармливают - жизнерадостный по самые уши. Я ему привез и хотел передать полбулки хлеба и небольшой кусок мяса, но получилось накормить его лично.
Дневной смены уже не было. Я еще не успел зайти в вагончик, как водитель уже удрал. Тут и начались трудности.
Поначалу я не мог найти, где включается свет, шарил с фонариком около двадцати минут. Оказывается, нужно включать оба маленьких рубильника, чтобы лампочка загорелась. Не сразу догадаешься, особенно когда не знаешь, какой выключатель за что отвечает.
Также был выключен и насос, мне пришлось лезть в трансформатор, чтобы дернуть рубильник, хотя уровень допуска у меня пока мал для того, чтобы я контактировал с этими вещами. Но я уже давно все знаю, ибо приходилось и подключать кабеля к насосу, и менять фазировки, и заземлять... Учиться ведь тоже надо?

Но самое важное было впереди. Печка давно потухла и вообще, видимо, не затоплялась с прошлой ночи, а то и более. Притом, что дрова и уголь здесь в наличии есть, а вот спичек не было, и сам я некурящий - я оказался в затруднительном положении. Тут был обогреватель, но он очень слаб и подходил лишь для прохладных летних ночей. Меня же ожидал неплохой такой минус сегодня, к тому же на дне карьеров гораздо холодней, чем в городе. Я уже дошел мыслями до того, что пришлось бы по непроглядной тьме, рискуя заблудиться, идти к охране и просить у них спички. И я без этого слегка приболевший, не хотелось бы ухудшать ситуацию. Потом хотел вспомнить навыки выживания, просмотренные и прочитанные не раз, чтобы самому добыть огонь. Но сидя с кружкой чая на стуле около обогревателя, я заметил, что спиралька устройства раскалена докрасна и находится в пределах досягаемости. Снова рискуя устроить пожар, я просунул сквозь решетку щепочку, и к превеликой моей радости, она загорелась! Поскорей вытащив ее, я аккуратно донес ее до печки и сунул под подготовленную кучку бумаги и тонких дров. Огонь занялся ими сразу же. Добавив пару полешек покрупней, я набрал угля за вагончиком и вскоре подсыпал и его.
Так что замерзнуть теперь я не боюсь.
Боюсь только того, что с насосом может что-то случиться. А еще шорохов.
Десять часов до конца смены.
- - -
15.10.17
4:03

А вот поддерживать тепло оказалось не таким простым делом. То ли уголь плохой, то ли я недоглядывал, но через некоторое время - вроде часа или двух - огонь потухал или уголь прогорал. Я так понял, что уголь у нас хреновый. А вероятней всего то, что я хреновый печник.
Когда удавалось задремать, снилось самое плохое, что могло случиться на этой работе. Тонул и сгорал насос, сгорал вагончик, разве что я не сгорал. Приезжали непонятные люди под видом начальства, делали что хотели, а я никому позвонить не мог.
Еще и горло все же стало болеть сильней.
- - -
7:16

Проснулся к семи, снова затопил печь, пошерудив угольки, чтобы рассыпались и попадали в поддувало, проверил насос - исправно качает. Собрал вещи, сфотографировал окрестности и теперь читаю книгу в ожидании дневной смены.
Осталось добраться домой и завалиться спать часиков на четыре, а потом хотел бы съездить к родителям в гости.
- - -
Конец записи.

@темы: жизнелог

Шепчущие звезды

главная